Беременность и роды в разных странах. Греция. Материнство беременность роды


Роды – это кайф! | Материнство

Какие у вас первые ассоциации со словом «роды»? Назовите первые три слова, которые вам приходят в голову. Когда я была беременна первым ребенком, ожидания от родов были у меня примерно такие – крики, боль и страдания. Выражение «в муках ты будешь рожать детей своих» – мы все знаем с детства. И когда мы начинаем себе хотя бы примерно представлять ход родов, то видим их чаще всего так – крики, боль, страдания. Если в кино есть сцена родов, то почти всегда это крики женщины и «Тужься, тужься!»

Сцены родов в кино - это всегда крики и стоны

В свою первую беременность я очень хотела найти истории о том, что бывает и по-другому. Нет, у меня не было розовых очков и представления о том, что роды – это прогулка в парке в солнечный день. На курсах подготовки к родам, куда я записалась, я нашла то, что искала. Нам очень повезло с ведущей курсов. Как доула , она видела более 1000 родов. Самых разных – партнерские роды, роды в воду , домашние роды , даже такие, во время которых женщина испытывала настоящий оргазм. На наших курсах продвигалась концепция мягких естественных родов. Мы учились расслабляться, усмирять боль и страх специальными техниками, правильно дышать на схватках и между ними, чувствовать свое тело. Некоторые техники я вполне успешно применяла потом в обоих своих родах. Но революционным открытием для меня стало то, что в родах, оказывается, может быть и – ВОТ ТАК! Мы, совсем неопытные, впервые беременные будущие мамы, раскрыв рот, смотрели видео, в которых женщины рожали без единого крика с улыбкой на лице.

- Так не бывает! - восклицали мы.

- Конечно, бывает, - с улыбкой отвечала нам ведущая курсов.

И знаете, я успокоилась и перестала бояться родов. Конечно, у меня не было никакой гарантии того, что и у меня будет точно так же, как на видео. Но я стала смотреть в будущее веселее. И мне это очень помогло. Рожать оба раза мне понравилось. Однозначно, это было самым сильным ощущением, которое я испытала в жизни.

Оказалось, что таких мам, которые могут сказать: «Да, мне понравилось рожать!» – очень много. Я поговорила с тремя.

Алиса, мама трех дочек

Если бы существовало общество анонимных многодеточников, то мое приветствие выглядело бы так: Всем привет! Я - Алиса и я не могу остановиться! Это правда. Мы с мужем – родители трех прекрасных дочерей. Все дело в том, что мне очень нравится быть беременной. Свои беременности я несу, как знамя, все 9 месяцев. Но никогда не злоупотребляю своим положением. То есть клубника в январе в 3 часа ночи – это не про меня. Горжусь я, скорее, как раз-таки тем, что продолжаю свой привычный образ жизни. С огромными животами (а их размеры всегда именно такие) до последнего сама вожу старших детей на занятия в другой конец города. Или выношу все лишнее с лоджии за неделю до ПДР. В особом приоритете старые кресла, чем тяжелее – тем лучше! Беременность для меня это до сих пор волшебство. Из ничего появляется целый человек! Я в свои 32 года, зная неплохо биологию, до сих пор не могу осознать это. Я кайфую от того, что внутри меня происходят неведомые процессы, и пусть они увеличивают мою матку (и меня) до необъятных размеров. Первые шевеления затмят любые неудобства, помогут забыть о каждой растяжке.

Еще я очень люблю ходить на плановые осмотры к врачу. Для меня это целый обряд. Заходишь, оглядывая всех в коридоре, сразу примечая “своих”. И все, ты в ордене Тамплиеров. Скрининги, КТГ, анализы мочи – все это мне нравится! И роды – это тоже очень здорово. Любую боль можно стерпеть, когда осознаешь, что она во благо. Самый мистический и неповторимый момент – это выход малыша (я про естественные роды). В эту секунду становится так легко и хорошо, кажется, что ты паришь в воздухе. Потом ты видишь своего малыша и понимаешь, что жизнь стала еще круче, еще насыщеннее и интереснее.

Третьи беременность и роды оставили после себя мне много “подарочков”. Но несмотря на это, я снова рвусь в бой. И уже даже мужа уговорила, ведь, может быть, ему все же “надо сына”?

Елена, мама двух сыновей

Первые роды были более 20 лет назад в канун Нового года. Ночью у меня начались схватки, и я на скорой приехала в роддом. Меня уложили спать, предварительно сделав какой-то укол. Схватки отпустили. Утром начался кошмар. Хочется написать большими буквами – КОШМАР! На утреннем обходе меня осмотрела заведующая отделением и констатировала кровотечение. Сейчас память услужливо стерла воспоминания, одно помню точно – схваток на тот момент не было, была слабость и какое-то помутнение, все время закладывало уши и разговоры доносились обрывками. Откуда-то нарисовались практиканты, их изгнали из родовой словами: «Трудные роды». В воспоминаниях остались капельницы, 4 медсестры, врач, заведующая отделением и слова: «Тужимся, дышим, тужимся, потерпи». Два года я категорически отказывалась даже говорить о втором ребенке, в памяти роды остались мутным, но неприятным воспоминанием.

А потом все это ушло, не забылось, просто ушло. Тогда я решилась на второго ребенка. Вторые роды были совсем другие. Я проснулась рано и решила, что сегодня я буду рожать. С чего я это решила – было непонятно, схваток не было. Но была уверенность, что рожу я именно сегодня. Я позавтракала, походила, полежала, пообедала и решила вызвать скорую. Врачи сказали, что раскрытие уже хорошее и надо ехать. Надо сказать, что с первых родов моих знаний об этом процессе не прибавилось. Не было тогда ни курсов для беременных, ни йоги специальной. Нас не учили дышать, тужиться, прыгать на мячиках. Схватки у меня были, как фантом – вроде бы есть, но я их не чувствую. Потом начались потуги, которые уже ни с чем не спутаешь, о чем я и провозгласила на всю палату. И уже на третьей потуге родилась головка малыша. Опять откуда-то появились практиканты, которых и со вторых моих родов выпроводили со словами: «Стремительные роды». А дальше было сплошное счастье – сына положили на грудь, а он такой… глазки-бусинки, носик курносый, пахнет чудесно. И нет ничего. Ни боли, ни разрывов, ни памяти о неудобствах. Только абсолютное счастье. Вот такие были у меня абсолютно разные роды. Теперь хочу девочку.

Люба, мама трех дочек

Я абсолютно убеждена, что роды – это самая увлекательная карусель. Никогда не знаешь, с какой скоростью и с какими приключениями она будет! Всех троих детей у меня приняла акушерка с золотыми руками. Это еще одно мое убеждение – руки менять нельзя.

В вопросе появления ребенка на свет важны не время и место (где, когда), а человек, который тебе помогает. Видимо, в этом кроется тайна моих эмоций на третьих родах. Началось все в ночь на католическое Рождество, 25 декабря. Страха у меня не было, я была уверена, что все будет хорошо. И мне совсем не хотелось ехать на скорой. Мы поехали вместе с мужем на своей машине.

Как же было круто! По радио пели ЧАЙФы, шел густой снег с хлопьями, я настроилась на роды ещё по дороге. В приемном покое тетушка заполняла бумажки, не смотря на меня, до тех пор, пока я не сказала, что "вещи забрать некому, я сама себя привезла!" Здесь она на меня подняла глаза и сердито сказала "женщина, вы уверены, что вы рожаете?" Ха-ха! Да, в 3-й раз я была уверенна. По счастливой случайности этой ночью дежурила именно та акушерка, которые принимала мои первые и вторые роды. "Обалдеть!"- подумала я и пошла на встречу со своим доктором. Наверное, кайф моих третьих родов был в том, что я уже все знала. Сколько нужно потерпеть между схватками, где подышать, где походить... Между схватками мы мирно беседовали с акушеркой о моих старших детях, о работе. И как-то незаметно настал момент, когда меня пригласили на кресло. Очевидно, дело в опыте. А ещё и в возрасте. Все вместе даёт уверенность в том, что все будет хорошо, если ты все будешь делать правильно.

При выписке акушерка мне сказала: "жду тебя в 41 год за четвертым". И знаете, что! Чем ближе я приближаюсь к 41 году, тем чаще во мне просыпается желание исполнить-таки ее завет. Вряд ли, конечно... Но! Я ни при одних родах, никогда, не говорила "что б я ещё раз...да никогда". Я всегда знала, что у меня будет три ребенка. И если Бог мне пошлет ещё одну беременность, то роды я доверяю только моей любимой акушерке»

Комментарий специалиста

- Скажите, каждая ли физически здоровая женщина, беременность которой протекает без осложнений, может получить удовольствие от родов? Или есть те, кому просто повезло?

Дарья Уткина, доула: «И да, и нет. Роды это не только телесный опыт, но и переживания об этом опыте. Доля везения есть всегда. Часто «классными» считаются максимально естественные роды. На самом деле, есть важные 4 фактора, которые сильно влияют на то, чтобы роды понравились:

  1. Ожидания женщины. И тут хорошо, чтобы соединились и позитивный настрой, и техники работы с болью с пониманием физиологии родов и культуры родов.
  2. Количество непрерывной поддержки в течение родов.
  3. Качество отношений с персоналом. Удивительно, но женщинам больше нравится рожать там, где их видят главной участницей процесса с именем и чувствами, а не безымянным телом для родоразрешения.
  4. Возможность участвовать в принятии решений. В той мере, в которой это необходимо женщине.

Нет способов гарантировать себе 100% естественные или оргазмические или без боли роды. Но есть возможность прожить то, что происходит, в любви. Вне зависимости от того, где, как и с кем происходят роды. Думаю, если можно взять что-то одно, что поможет сделать роды классным опытом – это много сочувствия и сострадания к себе. Разрешение быть в родах несовершенной, ошибаться или бояться обычно освобождает много места для радости, волшебства и принятия».

Дата публикации 14.05.2018 Автор статьи: Елена САЙ

materinstvo.ru

Беременность и роды в Израиле | Материнство

В Израиле официальный декретный отпуск – всего 3,5 месяца, присутствие мужа на родах — обычное дело (мужчины даже обсуждают свои переживания родов в мужской компании). Именно в Израиле во время беременности настойчиво рекомендуют сдать анализы крови на выявление мутаций. В этой стране нет таких понятий, как «сохранение беременности» и «диета кормящей матери». Как в Израиле относятся к беременности в 40 лет и можно ли родить двойню естественным путем – об этом и многом другом нам рассказали две многодетные мамы, которые живут в Израиле уже больше 25 лет.

Фото - Илья Китов

Катя, мама троих детей (четырехлетняя Ева и двухлетние близняшки Сара и Лея)

Для Кати было очень важно родить всех своих детей естественным путем, с минимальным медицинским вмешательством и без обезболивания. В том числе двойняшек.

Ведение беременности

Какого-то срока, к которому беременная женщина обязательно должна встать на учет, нет. Но так как обе мои беременности были запланированные и желанные, я бежала к врачу сразу после того, как тест показывал 2 полоски. Анализов беременной нужно сдать вагон и маленькую тележку (в Израиле самый длинный список): анализ крови в самом начале, скрининг, который выявляет синдром Дауна (узи и анализ крови), 2 расширенных узи-исследований (их делают на 16 и 22 неделе), анализ на диабет, генетические анализы. После 35 лет рекомендуют еще сделать анализ околоплодных вод (амниоцентез). Мазок на патогенную микрофлору влагалища, оценку размеров плода делают ближе к концу беременности. Но от всех анализов можно отказаться, и давить на тебя не будут. Не смотря на такое количество анализов, нет ощущения загнанности, усталости от проверок и посещений врача. УЗИ можно делать во время каждого визита к врачу, если в кабинете есть аппарат УЗИ. В одноплодную ничем не осложненную беременность женщина видит врача раз в месяц.

Беременность до 12 недель не сохраняют, если нет веского повода. Таким поводом может быть, например, несколько потерянных на таком сроке беременностей подряд. В больницу стараются никого не класть. На маленьком сроке женщине прописывают дома постельный режим. В больницу можно попасть только с серьезным подозрением на преждевременные роды, особенно с двойней.

Домашние роды

Домашние роды в Израиле узаконены, женщины рожают дома с лицензированной акушеркой. Конечно, есть общественный дискурс на эту тему, люди делятся на два лагеря и ожесточенно спорят. В моем кругу есть люди, рожавшие дома. У них роды прошли замечательно, никто ни о чем не жалел. Я сама тоже в этом лагере, но в первый раз мы с мужем не чувствовали себя достаточно уверенно для домашних родов. А двойню дома официально рожать нельзя.

Двойня

Маму с двойней сразу записывают в группу риска и усиленно наблюдают. В беременность двойней мне делали ультразвуковое исследование кровотока в сердцах плодов с целью раннего выявления пороков. С однояйцевой двойней с 16 недель начинают следить за током крови в плаценте и размером плодов, чтобы заметить осложнения на раннем сроке. Эти исследования продолжаются с частотой раз в две недели до самых родов. В беременность с двойней можно практически автоматически получить медотвод от работы с 25 недели. Я не брала, мне как частному предпринимателю это было невыгодно.

Старшую дочь я родила без каких-либо медицинских вмешательств и обезболивания. Своих двойняшек я тоже родила естественно, и никто кесарево сечение мне не предлагал. Мне было очень важно родить близнецов естественно, поэтому я серьезно подошла к этому вопросу и стала собирать информацию.

Обычный процент КС в Израиле — около 25. Но процент кесаревых сечений с двойней доходит до 60!

Правда, многие мамы сами просят сделать им операцию из-за желания перестраховаться. Часто двойня получается в результате ЭКО, и многие предпочитают минимальный риск. Обычные показания для операции в случае двойни — тазовое предлежание первого плода, предлежание плаценты, большая разница в размерах плодов в пользу второго. Есть врачи, которые настаивают на КС, когда первый плод находится в головном предлежании, а второй - в тазовом, но в больших больницах позволяют в таких случаях рожать вагинально, и производят внутренние манипуляции, если необходимо перевернуть второй плод вниз головой.

Есть определенный больничный протокол насчёт родов двоен. Обычно он включает эпидуральную анестезию, перемещение роженицы на потугах в операционную, увеличенную команду. И между рождением детей должно быть не больше 30 минут. Но это протокол. А в жизни в разных больницах врачи работают по-разному. Я родила близнецов сама, без обезболивания, и разница между рождением детей была почти 1,5 часа. Но все врачи, которых я встречала в течение беременности и которых спрашивала о родах без обезболивания и стимуляции (а в беременность однояйцевой двойней женщину рекомендуют стимулировать в 36,5 недель), мне говорили в лучшем случае «доноси до срока, потом поговорим», а в худшем - «зачем тебе эта фигня».

Но женщина имеет право сама принимать решения, когда речь идёт о ее теле. Я выбрала больницу, в которой врачи в ход родов вмешивались минимально. К тому же мы приехали в конце активной фазы родов, и меня еле успели привезти в родилку и перекатить на кровать, и я сразу родила Сару. Ни о каких переходах в операционную даже речи не шло. После рождения Сары врач настаивала на питоцине, но вначале я отказалось. Я имею права отказаться от любого медицинского вмешательства, если я нахожусь в сознании. Если бы я была без сознания, решения за меня принимал бы муж. Но ему не пришлось. В конце концов мне пришлось согласиться на питоцин, так как все шло довольно медленно, и мне не хотелось провести 8 часов, пререкаясь с врачами и теряя концентрацию. Мне сделали укол, прокололи пузырь второй девочки, и Лея родилась в две потуги.

Фото - Ольга Крассенштейн

Муж на родах

Тут принято, что муж присутствует на родах. Для меня это абсолютно естественно. Мне странно читать отчеты о родах, в которых муж в самый важный момент уходит за занавеску или вообще домой уезжает. Мой муж в родах участвовал не менее активно, чем в зачатии – физически помогал, морально, решения принимал вместе со мной. У него были свои сложные моменты, но он очень достойно справился. Игорю было очень тяжело видеть меня страдающей. В какой-то момент первые роды очень затянулись, и было непонятно, что делать. Игорь думал, что надо бы мне предложить эпидуральную анестезию, но удержался и не сделал этого. Я ему за это очень благодарна. Если бы мы пошли таким путем, в нашем конкретном случае это вполне могло закончиться кесаревым сечением. В Израиле мужчины даже обсуждают свои переживания партнерских родов друг с другом. Меня это позабавило, но вместе с тем это указывает на значимость для мужчин этих переживаний.

После родов

В больнице после родов находятся 2 дня, но можно уйти раньше. В первые роды я была двое суток в больнице, с близнецами мы застряли на 4 дня и ещё вернулись потом из-за желтухи. Кормят обычной едой, не ресторан, конечно, но вполне съедобно. Дают молочные продукты, свежие овощи, мясо. Лежать можно вместе с ребёнком, не расставаясь ни на минуту. Или можно ребёнка сдать в детскую. За zero separation (это когда новорожденный находится с родителями 24/7 c рождения) сейчас очень борются, все больницы в последнее время стали предоставлять такую возможность. После первых родов с Евой на проверку пошел мой муж и через 2 часа привез ее ко мне. А с близнецами мы уже поехали вместе. Я их кормила в процессе. Это на мой взгляд важно и для родителей, и для младенцев – оставаться близко друг к другу сразу после родов.

Ведение беременности и роды на 99 % покрываются государственной страховкой. Есть небольшая выплата после родов, с двойней она посущественнее, но это все равно копейки. И декретный отпуск на двойню выделяется больше – 18 недель, а не 15, как на одного ребенка. Декретный отпуск в Израиле очень короткий.

Многие мамы выходят на работу через 15 недель после родов, ребенок остается с няней, бабушкой или его отводят в домашний сад. Кто-то сидит дома до полугода за свой счет. Мне повезло, и я смогла оставаться дома до года со своими детьми, потом они были с няней. А в 2 года дети идут в детский сад.

Фотограф - Ирина Кайдалина

Лика, мама троих детей (Тай 10 лет, Зоя 4 года и Мирон 1 год)

Всех детей Лика родила в Израиле и попробовала все варианты — роды в больнице, роды дома у акушерки (да, в Израиле есть и такое!) и роды у себя дома.

Беременность

Я с первым ребенком побежала к врачу сразу, как только узнала о беременности. И так делает большинство женщин. Количество анализов и осмотров зависит от врача. В одну беременность меня осматривали на кресле каждый месяц, а в другую ни разу, потому что я этого не хотела. Тут женщина может отказаться и от осмотров, и от анализов.

Но есть определенные анализы в Израиле, которые лучше сделать всем. Так как евреи веками смешивались между собой внутри общины, то им рекомендуют сделать анализы крови на выявление мутаций. Часть из них бесплатная, за какие-то придется заплатить. В первую беременность я сделала все эти анализы, кроме гена глухоты. И выяснилось, что я являюсь носителем одной из мутаций. Для наших детей это не представляет опасности, потому что у мужа мутации нет. Если у матери находят мутацию, то делают такой же анализ и отцу. И если уже у обоих родителей обнаруживается мутация, проверяют околоплодные воды. По результатам решают, что делать дальше.

В Израиле врачи предлагают анализ околоплодных вод всем женщинам старше 35, это бесплатно. Я делала такой анализ в третью беременность.

Я считаю, что с рождением каждого ребенка все больше людей зависит от решения матери. Если вдруг родится больной ребенок, то к этому надо быть готовым не только мужу и жене, но и старшим детям. Поэтому в третью беременность я делала этот анализ, чтобы узнать о возможных рисках. Когда я забеременела третьим ребенком, мне было 40 лет. Но никто тут меня не называл страрородящей.

В Израиле многие женщины в 40 лет рожают только первого ребенка, это абсолютная норма здесь.

Домашние роды

К ним все относятся по-разному. Но то, что с каждым годом домашние роды становятся все более популярны, это факт. Я рожала Мирона дома с акушеркой. Домашние роды в Израиле – это не экзотика, не героизм, они абсолютно законны. Более того, акушерка перед тем, как получить разрешение принимать роды на дому, должна отработать в больнице приличный стаж. До недавнего времени женщина получала в подарок за роды в больнице небольшую денежную сумму. Если же она рожала дома, то эти деньги она не получала. Этот закон ввели в 50-х годах, чтобы стимулировать женщин рожать в больницах. Теоретически можно получить эту выплату, если приехать в больницу в течение 24 часов после родов. Но понятно, что если ты родила дома, то ты не поедешь с новорожденным младенцем в больницу, чтобы получить условные 100 евро, когда ты только что 1 000 евро заплатила акушерке.

Роды в больнице покрываются страховкой. А за домашние роды акушерке ты платишь сама (около 1200 евро).

Первый ребенок у нас родился в центре естественных родов при больнице. В этих центрах роженицу не стимулируют, не предлагают эпидуральную анестезию. Если же женщина сама просит обезболивание, ее переводят из центра в обычную больницу.

Второго ребенка я родила дома у акушерки. В Израиле можно родить дома у акушерки, если по каким-то причинам женщина не хочет рожать у себя дома. У многих акушерок есть отдельный домик для родов. В таком доме я и родила Зою. Муж присутствовал при родах, конечно.

А третий ребенок родился уже у нас дома. То есть я испробовала все варианты, кроме родов в классической больнице.

После родов женщина лежит в больнице 2 дня, но можно уйти раньше. Понятия «диета кормящей мамы» тут не существует. Маме после родов можно есть и пить все. И наконец-то можно суши, которые были под запретом всю беременность. Очень часто мужья приносят после родов в больницу жене именно суши. Вот суши – это единственное, что запрещают есть все врачи во время беременности.

После родов

С 3-х месяцев можно отдать малыша в детский сад. Мама может сидеть с ребенком до полугода — с сохранением рабочего места, но уже без выплат. Или же можно уволиться с работы на льготных условиях по уходу за ребенком и получить компенсацию. Многие мамы именно так и делают. Но потом надо будет заново искать работу. В среднем, мои знакомые мамы сидят с ребенком в декрете около года. Но у них есть такая возможность и деньги.

Матерям-одиночкам у нас очень плохо, даже страшно представить, как они справляются одни с младенцем и таким коротким декретом. Для работающих матерей есть садики от благотворительных женских организаций, они подешевле обычных садов. Можно как-то выкрутиться, но сложно, конечно.

Еще у работающих мам с детьми до года есть так называемый «час кормления», когда она может уйти с работы на час раньше. И этот час оплачивается.

Дата публикации 25.06.2018 Автор статьи: Беседовала Елена САЙ

materinstvo.ru

Наши роды | Материнство - беременность, роды, питание, воспитание

Небольшое пояснение. Мое воспоминание наших родов, в отличие от отчета супруга, представляет собой только мой личный опыт родов, т.е. хронику событий и мое личное их восприятие, и ничего более. Тут сказывается разница характеров: что поделать, учить кого-либо никогда не было моим призванием, а из опуса супруга можно почерпнуть гораздо больше полезной информации по подготовке к родам и пребыванию в роддоме. Я лишь готова поделиться собственными ощущениями, и буду рада, если это поможет кому-нибудь родить более уверенно и естественно.

Наши роды начались ….. да не могу я сказать, когда же они начались! То есть не могу назвать четкий момент отсчета, к примеру, «в двадцать ноль-ноль такого-то числа» я начала рожать. Мы ждали, что вот-вот последние две недели, а врач, которого мы надеялись видеть у нас на родах, 30 августа сказала, что стукнуло 40 недель, и пора ложиться «на подготовку», т.к. шейка матки только созревает, но еще совсем не готова к родам (она уточнила, что шейка выглядит на 37-38 недель, и такой срок – с даты зачатия – впоследствии и оказался…) Хотя ложиться мы отказались, и я чувствовала, что еще рано, после этого заявления страсти ожидания стали накаляться с каждым днем. Зная, что роды – процесс естественный, не подчиняющийся медицинским выкладкам, мы продолжали терпеливо ждать. У меня не было выполнено еще много домашних дел, в основном я не успела подготовить детскую. Проявлялся инстинкт «гнезда»: я чувствовала прилив энергии и жажду деятельности: шила, готовила мужу впрок (часть еды еще полмесяца стояла в морозилке), делала запасы на зиму, перестирала и перегладила все детские вещи и т.д. 3-го сентября я наконец решилась сшить шторы в детскую – на это ушло полдня, хотя до этого целых полгода я не могла взяться за эту работу, а поздно вечером, когда я отдыхала, начались схватки. Они были нерегулярными, но ощутимыми не только для меня, но и для Андрея, который прилег вместе со мной. Ребенок беспокоился и явно желал уже начинать выходить. Я пришла в радостное возбуждение и не спала до 3 ночи. Учитывая прошлые бессонные ночи, все же заставила себя заснуть, т.к. понимала, что если это «оно», то надо набираться сил. В 9 утра я проснулась и больше не могла спать. Был выходной, воскресенье, 4 сентября – день, который, по нашим подсчетам, был бы идеальным для появления на свет нашей дочки (день рождения точно между нашими; в роддоме в выходной – нет лишней суеты; наш врач, которая ушла в отпуск и на следующий день собиралась уехать за 300 км из города, скорее всего, была еще здесь…) Однако Богу угодно было испытать наше терпение. К обеду приехала моя мама. На ее волнение я отвечала неопределенным выражением, что вроде бы у меня идут схватки. Мы отправились гулять с собакой по бухте, прогуляли 3 часа, протопали пешком несколько километров, но схватки не усиливались. Мама понимала мое состояние: кроме родов я не могла уже ни о чем думать – и старалась отвлечь меня смешными рассказами. К вечеру ситуация не изменилась. Понедельник прошел в делах и таком же напряженном ожидании. Я чувствовала, что что-то происходит: матка постоянно была в тонусе, но родовая деятельность никак не устанавливалась. Во вторник мы сделали УЗИ. Оно показало срок беременности 39-40 недель, нормальной толщины плаценту, тенденция к маловодию, воды со взвесью, и отсюда следствие – хроническая гипоксия плода. Такое заключение несколько озадачило нас, но не являясь профессионалами в данной области, мы не можем судить о том, насколько достоверно можно установить гипоксию на основании ультразвукового исследования. На мое решение отправляться на следующий день в роддом большее влияние оказало собственное чувство тревоги. Матка постоянно была напряжена, ребенок беспокоился, а ночью, когда я просыпалась, живот «стоял колом». Это продолжалось последние 3 дня, и, наверно, пора было немного вмешаться. Даже уговоры Андрея, не лишенные здравого смысла, не могли больше влиять на меня, хотя, безусловно, было обидно, что нет естественного начала, и я не могу с гордостью огорошить его «вот оно, началось!» Но ведь роды – процесс непредсказуемый и неконтролируемый… 7 сентября в первой половине дня мы отправились в роддом. Мы без труда пронесли через приемный покой множество личных вещей для создания более домашней обстановки и расслабления. Это было заранее оговорено с нашим врачом, на чем мы постоянно акцентировали внимание дежурных медсестер. Мне предоставили вполне приличную платную палату, где я могла находиться в одиночестве, не слушая страшные рассказы лежащих на сохранении женщин, а заодно и супруг имел возможность приходить ко мне во второй половине дня, хотя в первый день наверх его не пустили. Платные палаты ведет заведующая родильным отделением, но т.к. она в тот момент отсутствовала, меня осматривала дежурный молодой врач, которая, конечно же, была удивлена, что я поступила в роддом лишь к концу 42-й недели, а не пошла на стимуляцию сразу как было выдано направление. На вопрос, почему я оказалась в роддоме так поздно, я ответила – потому что ждала естественного родоразрешения. Она уверенно заявила: «Естественно – это значит без кесарева сечения». На это я не знала, что и сказать. (Что поделать, некоторые считают естественным процесс родов, если рожают без макияжа…) Осмотр показал, что шейка матки у меня была почти полностью закрыта и не разглажена. Мне оставалось только молиться и представлять свое раскрытие, а также по-прежнему делать гимнастику, которую я выполняла практически каждый день всю вторую половину беременности. Меня многократно осматривали в течение дня разные акушеры, но состояние не менялось, и поэтому пришлось поневоле соглашаться на некоторые медицинские вмешательства. На вечер мне назначили ламинарные палочки. Благодаря тому, что я очень старалась расслабиться перед этой процедурой, а близкие молились и переживали за меня, мне ввели 9 (!) ламинарных палочек, и я спокойно это перенесла. Правда, всю последующую ночь провела без сна. Ощущения были похожи на схватки, только очень болезненные и безо всякой цикличности. Что только я не перепробовала: душ, релаксацию, спокойную музыку, ароматерапию. Потом я поняла, что это и было испытание родов, потому что сами роды шли значительно легче…

На следующее утро мои мучения прекратились, и когда меня осмотрели дежурные акушеры, то шейка матки разгладилась и уже начиналось раскрытие! Еще вчера внутренний зев был полностью закрыт, а сегодня утром его уже спокойно можно было пройти! Это с большой вероятностью означало, что роды начнутся сегодня, поэтому я позвонила домой нашему врачу. Она заверила меня, что приедет в роддом, когда у меня установится родовая деятельность. Часов в 12 приехала мама навестить меня, и пока мы разговаривали с ней в холле, я чувствовала несильные схватки через каждые 20 минут. Они продолжались и днем. На 3 часа мне назначили энзапрост (те же простагландины, но в жидком, а не в гелевом виде) внутривенно для возбуждения сокращения матки. Я не знала, как он действует, и поэтому, почувствовав сильные схватки, была сбита с толку их остротой и быстрым сокращением промежутков между ними. Мне хотелось принимать вертикальные позы, но все, что я могла использовать – это диафрагмальное дыхание. Капельницу отключили около 6 вечера, и я отправила сообщение супругу приезжать поскорее и брать все на роды, потому что думала, будто роды уже в самом разгаре. Я старалась вспомнить все приемы, которым меня учили и о которых читала, чтобы подготовиться к схваткам. Андрей приехал где-то в половине седьмого вечера. Меня подключили к монитору, чтобы прослушать сердце6иение ребенка и проверить, все ли с ним в порядке. Несколько раз измеряли давление (оно было в норме, и даже в родах сохранилось обычное мое давление 110/70). Сильно помогало то, что Андрею разрешили пройти в процедурный кабинет, и он все время был рядом со мной. Я чувствовала сильные схватки, но периодичность между ними не могла понять. После КТГ мы вместе с Андреем находились в палате, он помогал мне справляться со схватками, засекал промежутки. Насколько я помню, часам к 9 вечера схватки стали проходить через каждые 3 минуты. Меня это удивило, т.к. сильной боли я не чувствовала. После томительного ожидания начала родов эти ощущения казались даже приятными. Наиболее часто во время схваток я принимала позу на четвереньках, опираясь на большой резиновый мяч, который Андрей привез для меня и надул прямо в палате.

По результатам КТГ ничего конкретного нам сказано не было. Акушерка, которая делала монитор, удивилась, когда зашла в палату и увидела нас распростертых на мяче. Врач просила передать, что роды возможно начнутся сегодня. А я была уверена, что роды уже идут! Мы представляли, что произойдет, если родовая деятельность не установится до утра. С врачебной точки зрения прошли уже все сроки, поэтому завтра меня будут планово выводить в роды путем прокалывания плодного пузыря. Мне совершенно не хотелось портить отношения с персоналом роддома, но я понимала, что завтрашние плановые роды сведут на нет всю нашу подготовку и превратят меня в пациентку, а не участницу родов. Моя родовая доминанта к тому времени полностью созрела, я помнила о взаимосвязи физического и психического, поэтому очень сильно верила, что рожу в ближайшие часы и постоянно думала о том, как быстро раскрывается шейка матки. В полдесятого Андрей уехал домой гулять с собакой и немного отдохнуть, и мы договорились, что я позвоню ему, когда ситуация станет немного яснее. Я ходила туда-сюда в холле и с радостью ощущала, что схватки не прекращались, правда стали реже – через 7 минут (потом мне объяснили, что так и должно быть при действии энзапроста). Моей радости не было предела, когда главврач в начале двенадцатого осмотрела меня и сказала, что у меня раскрытие 2-3 см, и пора переходить в родзал! Я позвонила Андрею и нашему врачу, которая, видимо, как раз собиралась ложиться спать. Мы договорились, что Андрей привезет ее в роддом через час. Меня «приготовили» к переходу в родзал, не минуя стандартных не весьма приятных процедур. Вместо душа мне пришлось обходиться литровой бутылкой с водой, потому что никакой воды в ту ночь не было во всем роддоме из-за аварии в сети. На меня надели страшную на вид, но стерильную ночную рубашку и отправили в палату собирать вещи. Наш большой «родовой» мяч весьма удивил акушерок, но они не возражали. В родильном блоке мне сразу понравилось. После суеты в дородовой, где всем от тебя что-то надо, там был настоящий рай. Мне просто очень повезло – было двенадцать ночи, планово в роды никого не выводили, никаких посторонних врачей, две свободных предродовых палаты и очень хорошая акушерка на дежурстве. Давление и монитор – вот единственные процедуры, которые она мне предложила. Схватки между тем шли через каждые 5 минут и были уже ощутимыми. Я чувствовала себя как перед очень важным экзаменом – рождался наш ребенок, и я знала, что осталось всего несколько часов до свидания с ним, а что может быть важнее для женщины? Когда мне еще делали монитор, приехали Андрей с нашим врачом. Их появление придало мне сил. Андрей был собран и готов помогать, несмотря на то, что, как и я, почти не спал прошлой ночью. Наш доктор излучала доброту и спокойствие. В час ночи она осмотрела меня: я раскрылась на 4 см! Мы стали пробовать все приемы, которым обучились за беременность. Лучше всего мне помогала все та же поза стоя на четвереньках на мяче, когда супруг растирал мне крестец, боль тогда почти не ощущалась. Помня, что самое трудное впереди, я старалась сэкономить силы и между схватками – расслабиться как только можно. Мне в этом очень помогал аромат розового масла и прослушивание заранее записанных на кассете релаксационных и смешных мелодий. Один раз Андрей включил (да еще и в замедленном режиме) песню Егора Летова «Красный смех» в исполнении группы «Ленинград», которую я специально записала на этот случай. Мы смеялись так громко, что персонал удивленно заглянул в палату (людям со схватками через 4 минуты обычно не до смеха). В общем, все шло как надо. Когда началась активная фаза, нам стало, конечно, тяжелее, во-первых потому, что схватки стали сильнее и длиннее, а во-вторых, для нас обоих шли вторые бессонные сутки, и хотя я довольно выносливая, но роды – процесс потяжелее бега на длинные дистанции, которые я всегда проходила лучше других на плановых школьных соревнованиях. Тем не менее я не пожалела, что мне не дали сон (т.е. не накачали меня наркотическими препаратами, когда я могла ПРОСПАТЬ свои роды). Все происходило как должно было быть, это ощущение сопровождало меня постоянно. Расслабляющее действие на меня оказывали разговоры с врачом, которая не покидала нас, очень внимательно и уважительно относилась к нашим способам переносить схватки. Она с интересом изучала ксерокопии из «Руководства по рождению ребенка…» о поведении роженицы; спрашивала, какие масла помогают; зачем нужна гомеопатия, как ведутся роды в Санкт-Петербурге, как там оснащены родовые палаты и т.д. В общем, она вела себя, как наша добрая знакомая, а не контролер, и тем более не руководитель, и это было для меня очень важно. Наверное, за это в основном я ей и благодарна, ведь она проявила себя в первую очередь добрым и отзывчивым человеком, что, собственно, и нужно на родах. Когда в половине четвертого Андрей уже не выдержал, и стал сидя засыпать, я отправила его поспать немного, а врач делала мне массаж крестца, и у нее это очень хорошо получалось.

Дальше моя память немного подводит меня. Я хорошо помню, что в четыре утра тужиться мне было еще рано, но я уже испытывала позыв к потугам. При очередном осмотре на кресле мне прокололи плодный пузырь, воды сами так и не отошли. Было не до того, чтобы спорить и обсуждать необходимость этой процедуры, ведь раскрытие уже составляло где-то 8 см, а я помнила, что в этот период воды в норме отходят сами. Когда врач сказала, что это ускорит раскрытие и продвижение ребенка, я согласилась. Воды были совершенно прозрачными, без взвесей, их было немного, т.к. задние воды почти полностью отсутствовали, а белые точки, «взвесь», которые показало УЗИ, означали что-то совершенно безобидное. (Соответственно, и предположение по результатам УЗИ о хронической гипоксии плода в нашем случае не оправдалось). Наверное, этот час – с четырех до пяти утра, был для меня самым тяжелым, но последующие гормоны радости стерли из памяти все болевые ощущения. Я не помню время, когда мне были сделаны несколько уколов. Это были всего лишь но-шпа для более быстрого раскрытия и АТФ для того, чтобы выдержать потуги и не уснуть). Я помню, что в этот период у меня исчезли чувство стыда и мысли, что я покажусь в каком-то не том виде посторонним людям (врач и акушерка наблюдали за мной, но их отзывы о родах были самыми приятными, поэтому мне нечего стыдиться и теперь). Я потеряла связь с окружающим и действовала инстинктивно, чтобы помочь ребенку выбраться. Почти не останавливаясь, я ходила по палате, полуприседая, очень громко дышала, а во время схваток занимала родовую позу № 3 для сдерживания потуг и дышала специальным дыханием (два коротких вдоха – длинный выдох). Я помню, что за окном лил дождь и выл ветер, и циклон бушевал почти такой же, как зимой, когда жизнь маленького человечка только еще зародилась внутри меня… При сильных схватках сами собой в памяти возникли лица любимых людей и всплыло все, что говорилось про этот период в книгах о естественных родах. Я напоминала себе, что этот период будет недолгим – надо просто не раскисать, а думать о ребенке как о самом близком моем друге и помощнике, и помогать сейчас ему. Кроме того, я ни на минуту не сомневалась, что мое тело успешно справится с отведенной ему работой. Для меня тогда главным было выполнить эту работу (точнее завершить ее) наилучшим образом, ведь я столько готовилась к ней, так хотела увидеть ребенка здоровым и верила, что все получится! Сейчас, спустя время, я совсем не жалею, что не разбудила моего любимого мужа – помочь он мне тогда уже все равно почти не мог, а наблюдать мои мучения было мало приятного. Зато потом у него были силы пообщаться с нашей малышкой. Но тогда я принимала решения инстинктивно, так же, как и двигалась, и пела (иногда очень громко, я помню, что звуки были как при певческих упражнениях и я попадала в резонатор – слышал, наверное, весь роддом, а потом несколько дней у меня болели голосовые связки). В начале шестого пришла пора тужиться – я полностью раскрылась, но устала до такой степени, что между схватками стала засыпать. Я немного запаниковала, что не умею тужиться, мало тренировалась – и сказала об этом врачу и акушерке. Ничего, успокоили они, научим! – и стали учить: набираешь полную грудь воздуха (а я дышать грудью в принципе уже разучилась с тех пор, как начала заниматься пением), задерживаешь дыхание и тужишься. Ну, ничего, потужились мы с горем пополам и ОЧЕНЬ громкими звуками стоя и лежа на кровати в предродовой, а потом мне сказали, что наконец можно идти на рахмановскую кровать. Тут уж надо было будить Андрея, а то еще пропустит рождение своей дочери – ни за что не простит мне этого, будет всю жизнь вспоминать, поэтому врач пошла за ним в нашу дородовую палату (потом говорила мне, что он перепугался, бедный, не понял спросонья, где он и что ему говорят). И вот я лежу на кровати, вокруг суета, все бегают, что-то готовят, какие-то стерильные пеленки, клеенки, приборы, пинцеты, нитки и т.д. А у меня потуга начинается, я чувствую, а рядом никого нет. Я закричала, тут же подбегает акушерка, помогает мне встретить потугу, я слышу слова доктора «Пригласите педиатра» – значит, уже скоро!!! (в тот момент, честно говоря, я думала больше всего, что скоро закончатся мои страдания), вбегает Андрей, мои силы на исходе, потуга, мне больно, Андрей целует и подбадривает меня, это очень помогает, я тужусь изо всех сил, отдыхаю, тужусь опять, мне говорят «очень важно, постарайся, рождается головка», значит уже вот-вот, а я думала, что еще десять потуг пройдет, пока она родится, но между потугами акушерка вывела головку, и за следующую потугу родились плечики и все тельце. Ура!!!! Все.

Дальше мои воспоминания совсем расплывчаты. Получается, что второй период был довольно коротким, а мне кажется, что он длился вообще минут пять, а после родов ощущение времени совершенно покинуло меня. Видимо, сильная усталость, которой я не давала выхода, теперь выбралась наружу вместе с нашей девочкой. Я помню, что Олю сразу положили мне на живот, помню ее черные волосы и мою растерянность, а вовсе не всепоглощающую теплоту, о которой столько слышала и читала. Я обняла ее и гладила, а сама думала: «И этот ребенок жил внутри меня?» Почему-то даже не разглядев ее, я поняла, что она очень похожа на Андрея, и чувство нового единения с ним охватило меня. Не осталось сил проследить, когда перерезают пуповину, смывают или нет первородную смазку, но оказалось, что все было как надо: пульсация пуповины закончилась очень быстро и перерезали ее после остановки, а смазки было немного и ее не смывали (Хорошо, что рядом был надежный супруг, а для тех, кто рожает без помощи близких, совет – оговаривать такие вещи заранее и в письменном виде, чтобы трудный момент можно было не думать об этом – я в этом лишний раз убедилась). Хорошо помню, что врач спросила у педиатра, писать доношенный или переношенный, и получила ответ – нормальный, здоровый ребенок без признаков перенашивания, – и с чувствами торжества, радости и выполненного долга я откинулась на кровать. Потом, когда дочурку унесли на столик, и Андрей ушел вместе с ней делать необходимые процедуры, почти сразу родилась плацента, и вскорости мне наложили швы на небольшие наружные разрывы. Помню, что когда пришло время обмывать и обрабатывать малышку, вдруг затих дождь, а в кранах появилась вода... Где-то в это время, еще до того, как ребенка запеленали и приложили к груди, я позвонила родным, но ни что я, ни что они мне говорили, я совершенно не помню. Силы оставили меня: организм, до того удивительно собранный и сосредоточенный на родовой работе, теперь расслабился, и я даже не пожалела о том, что дочери так мало дали побыть у моей груди и забрали в детское отделение с обещанием принести на первое утреннее кормление в 9 30 утра. Я помню еще, что очень долго держала за руку нашего доктора, а она терпеливо стояла и ждала, когда я ее отпущу; помню ее смех, когда Андрей стал сам обмерять и взвешивать нашу девочку, не доверяя такую ответственную работу врачам, и даже унес ее в коридор минут на 20, не меньше (просто неслыханная «наглость» в рамках нашего роддома, но волей случая наряду с лучшей акушеркой во время наших родов дежурила самый добрый педиатр)!!! Все это было как сквозь сон. Я понимала, что мне необходимо поспать, потому что утром принесут малышку, и спать будет уже нельзя, но когда меня перенесли на каталку и оставили со льдом на животе на полтора часа в коридоре, заснуть я толком не смогла, потому что меня бил озноб, а в руке давил эластичный катетер, через который вводили лекарства и который забыли вытащить. Да и вообще, наступало утро, вокруг мыли полы санитары, в родзал потянулись на работу врачи и поступили новые роженицы….

В палату меня привезли только в половине девятого, т.е. на отдых оставалось не более часа. Но когда мне дали маленькую, красную, в пеленках похожую на червяка Оленьку, то откуда-то взялись силы и мы вместе с радостью принялись за новую работу по кормежке – очень важную для всей ее дальнейшей жизни. Хорошо, что наш педиатр все еще была на дежурстве – она помогла нам правильно приложиться и очень уверенно заявила: Оля – сильный и здоровый ребенок, уверенно пришла в этот мир и будет сосать очень жадно. Так оно и оказалось, но не прямо сразу, и нам, как всегда, помог наш папа, но это уже совсем новая история, о ней расскажу в следующий раз.

Рассказ мужаrandel(*)mail.ru15.12.2005

Дата публикации 24.07.2006 Автор статьи: Н.А.Писарева, Петропавловск-Камчатский

materinstvo.ru

Материнство - беременность, роды, питание, воспитание

Как я стала самомамой. Выпуск 40. Новая любовь

10.07.2018

Просмотров 1108

Очень многие самомамы надеются найти своему ребенку другого, настоящего папу, а себе – надежную опору в жизни. И такое действительно случается! В сегодняшней подборке – рассказы самостоятельных мам о новом счастье.

Как я стала самомамой. Выпуск 38. Пережить предательство

26.06.2018

Просмотров 1666

Финансовые и бытовые трудности способны серьезно осложнить жизнь, но все же из них всегда находится выход. Труднее всего – пережить предательство любимого человека, расстаться с мечтами о счастливой и полной семье. Об этом – в нашей сегодняшней подборке.

Как я стала самомамой. Выпуск 37. Что скажут родители?

19.06.2018

Просмотров 1116

Людьми, помогающими самостоятельной маме, чаще всего становятся ее собственные мама и папа. Но далеко не всегда они легко принимают сложившуюся ситуацию. Тема сегодняшней подборки: что скажут родители?

Как я стала самомамой. Выпуск 35. Унижение, отсутствие поддержки

05.06.2018

Просмотров 1243

Отсутствие поддержки от близких людей, унижение со стороны начальства – в жизни самостоятельных мам случается всякое. Опорой становится ребенок. Но, как верно заметила одна из участниц интервью Лола, нельзя навешивать на детей единственный смысл своей жизни.

Как я стала самомамой. Выпуск 33. Одиночество и тоска

22.05.2018

Просмотров 2609

Самомамам очень нужна поддержка в этот самый трудный для них период. Хорошо, когда поддержать могут родственники и друзья, но иногда единственной опорой в жизни становится ребенок. Самое главное – сохранять надежду на лучшее, верить, что трудности преодолимы.

более ранние публикации:

materinstvo.ru

Беременность и роды - это не страшно! | Материнство

Родилась моя дочка 26.03.03 в Клинике Акушерства и гинекологии им. Сеченова.

Но обо всем по порядку.

Я забеременела сразу, как того захотела, вопреки прогнозам различных врачей, которые, ссылаясь на мой вес (95 кг при росте 170), утверждали что сначала надо похудеть да гормончиков попить. А то, мол, не забеременеете, а если и удастся вдруг, то не выносите. Врачи были посланы далеко и надолго (первый и далеко не последний раз за беременность). Началась замечательная пора. Август, фрукты, погода... Никакого токсикоза и в помине не было. Лишь громадное желание съесть все сладкое на этом свете :). Я объедалась сладостями и.. худела. За первые три месяца беременности - до 78 кг. Врач в женской консультации - в ужасе. Попытки посадить меня на диету успехом не увенчались.

О враче ЖК могу сказать лишь одно - непрофессионал. Хотя женщина приятная в общении. Увидев меня первый раз (было нам тогда недель 6), она тут же выписала гормональный препарат в "терапевтической дозе" из-за того, что у меня волосы на ногах и (естесственно по ее мнению) большое количество мужских гормонов, из-за которых беременность всенепременно (!) замрет. Кстати, на гормональные анализы меня так и не послали. Потом потом последовал рецет на другой препарат, показания к которому - угрожающий выкидыш, противопоказаний целая страница, потом еще и еще. Рецепты я приносила домой и складывала в ящичек :). Кроме витаминов не пила ничего. Живот рос и пинался :), вовсю бил морду коту, который любил спать покруг живота, и затихал под руками у папки. Я прибавляла по 200 г. в неделю, работала, превосходно себя чувствовала и не давала запугивать. На УЗИ мы с мужем узнали, что будет девочка.

Поскольку рожать собирались мы вместе, то из роддомов выбрали 10 роддом и даже собрались заключать контракт, когда нам порекомендовали врача в Сеченовке. Олега Александровича Остроумова. После первой же встречи много месяцев мучивший меня вопрос ГДЕ РОЖАТЬ отпал. Он оказался Врачом с большой буквы. Посмотрел мою обменку с кучей ужасающих диагнозов (сейчас только анемию(это при том что за всю беременность у меня 1 раз (!) гемоглобин снизился до 108) вспомню, да все эти гомональные нарушения, да еще очень крупный плод (родилась 3670)), поинтересовался, хватило ли у меня ума это все не лечить, велел наплевать на все и приезжать к нему раз в неделю на осмотр. Шла 36 неделя.

Еще через три недели Олег Александрович предупредил, что роды скорее всего будут в выходные и велел приехать к нему в среду. Что мы и сделали, рассчитывая после осмотра разъехаться по работам, потому что и у меня и у мужа были срочные дела. Однако начав осмотр на кресле, Олег Александрович заявил, что вообще-то я "в родах", что есть уже приличное раскрытие. И что он чувствует как живот каменеет в схватках. Я не чувствовала ничего. Пошли на КТГ. Схватки слабенькие, с плодом все ОК. Я спрашиваю - успею ли съездить на работу на пару часов (ну очень надо было). Поскольку вещи у нас с собой, муж рядом :), на машине до работы минут 20, нас отпустили. Было 12 дня. К трем часа мы благополучно вернулись. У меня начал чуть-чуть побаливать живот.

Так как контракт я не заключала, пошли в приемную оформляться. Этот веселый процесс (сидит несколько беременных(кто с мужем, кто с мамой) травит байки) растянулся до шести вечера. Схваток я по прежнему не чувствовала, живот потягивало слегка. Наконец, ответив на все мыслимые и немыслимые вопросы, мы с мужем пошли в предродовую. Там акушерка Нина (спасибо ей огромное) меня быстренько побрила и проклизмила, я переоделась в местную рубашку и улеглась.Подсоединили монитор, подключили меня к капельнице с физраствором (или еще чем-то, но не стимулятором, это я уже потом спрашивала :)). Раскрытие было уже большое, Олег Александрович проколол пузырь и я наконец почувствовала схватки. Было чуть больше семи вечера. А дальше все пошло быстро. Не могу сказать, что схватки были нестерпимыми или очень болезненными. Разве что под конец, но тогда мне сделали обезболивающий укол промедола (кстати спать от него я не захотела, а вот схватки стали еще более терпимыми). Очень сильно помогал муж. Поначалу он меня развлекал, а по мере нарастания болевых ощущений держал за руку и массировал спину. И поддерживал морально. Он просто БЫЛ РЯДОМ. Для меня это было очень важно.

Наконец Олег Александрович объявил, что раскрытие полное, я попробовала потужиться, после чего пошла в родилку (мужа туда не пустили). За сколько потуг я родила, я не помню. Самое яркое ощущение, как врач подошел ко мне и на потуге попросту сложил меня пополам :). А потом я поняла, что все и что я сейчас засну :). Мне показали мою малышку, сначала сразу, спросив: "Ну, кто?", потом уже умытую и запеленутую. Предложили взять на руки, но я отказалась, потому что жутко боялась ее уронить :). На часах было 21.35. Потом не отошел послед и меня усыпили :).

Я очнулась в коридоре с жутким чувством голода. Рядом был муж. Мы позвонили родителям, он довез меня до палаты, акушерка принесла какую-то булочку,я ее моментально съела и заснула. Через два часа (была ночь) встала и пошла бродить по отделению в поисках туалета. А наутро мне принесли дочь. Знакомиться. Но это уже совсем другая история.

Мне очень хочется поблагодарить своего врача Олега Александровича Остроумова и акушерку Нину, а также всю остальную бригаду, принимавшую у меня роды (к сожалению, остальных я не запомнила). За здоровую дочь (8\9 по Апгар), за роды без разрываов и разрезов, за внимательное отношение и золотые руки.

А еще хочется сказать тем, кому рожать еще только предстоит:

Во-первых, беременность и роды - это не страшно. Роды - не настолько уж больно, а результат превосходит все ожидания. Более того, собственно рожать не больно вообще. Тяжело, да, но не больно. А в схватках главное - правильно дышать и не оставаться одной.

Во-вторых, если есть возможность рожать с мужем, рожайте вместе! Поддержка папы нужна очень и очень сильно, а ничего особо страшного он там не увидит. И отношения после родов становятся только роднее и ближе. И то, что муж увидит ребенка в числе первых, помогает ему справиться со стрессом :), сопровождающим появление нового члена семьи.

В-третьих, восстановительный период после родов вполне может занимать сутки-двое. Во всяком случае, я под вечер на первые сутки уже вовсю ходила по палате, на вторые была морально готова рожать снова :), а на третьи - ехать домой.

И в-четвертых, соместное пребывание в палате с ребенком не всегда благо. Он все время спит (когда не ест), но при этом проспать целую ночь не может, а матери нужен отдых и главное, сон. До родов я долго сомневалась, что лучше - два неопытных родителя в палате или опытная медсестра и общение с детьми шесть раз в сутки (кстати, моя малышка ест каждые три-три с половиной часа и между комлениями спокойно спит, я не устанавливала режим, она сама так установила). Теперь могу сказать, что с моей точки зрения, это более правильно.

Кузя, мама маленькой Кузьки :)

nbrs(*)pandora.ru 18.04.2003

materinstvo.ru

Беременность и роды в разных странах. Таджикистан | Материнство

Таджикистан – восточная страна с совсем не похожим для нас менталитетом. Большие дружные семьи, мужчина – глава семьи, женщины часто не работают, а растят детей.

Для мам этой страны истории о беременности и родах – особое таинство, и поделиться им готовы немногие. Наргиза – девушка с красивыми длинными волосами  и необычным разрезом глаз, согласилась рассказать, как протекает беременность и роды в Таджикистане.

Невеста в Таджикистане. Фото с сайта http://nm.tj

Женские консультации в этой восточной стране чаще всего находятся при больнице.  На учет беременную ставят на 12 неделе, раньше этого срока – лишь в исключительных случаях. На первом приеме назначают анализы крови, мочи, необходимо пройти полное обследование организма. Все это женщины проходят платно, т.к. бюджетной медицины практически нет, цены зависят от места проживания: в деревне расценки ниже, чем в городе.

Три раза за беременность женщина делает УЗИ, если есть реальная угроза для матери и ребенка – беременную кладут в стационар. Пребывание в больнице – тоже на коммерческой основе.  В стоимость входят только пребывание и процедуры; еду, как и витамины, приносят родственники.

Если беременность первая, то кто-то из родственниц обязательно должен сопровождать женщину на прием все девять месяцев. Консультацию посещают раз в месяц, если самочувствие беременной хорошее, то обходятся без анализов. Врачи настоятельно рекомендуют соблюдать диету, за большой набор веса ругают, могут отправить в больницу.  Школы для будущих мам есть, но они не пользуются большим спросом, так как стоят достаточно дорого.

Роддома в Таджикистане государственные, однако тоже платные.  Врачи настаивают на естественном родоразрешении, только по серьезным показаниям делают стимуляцию или кесарево сечение. На родах обязательно должна присутствовать родственница роженицы.

Маърифат Набиева с новорожденными тройняшками в Худжандском городском роддоме (23 августа 2016 года). Кесарево сечение в Таджикистане стоит не менее 3200 сомони (около 400 долларов). Фото с сайта https://centre1.com/tajikistan/v-hudzhande-tretya-trojnya-za-god/

В роддоме находятся в среднем 3 – 4 дня, если есть осложнения, то могут оставить до недели. По всей стране пропагандируют грудное вскармливание, врачи показывают, как правильно прикладывать ребенка.  

Наргиза рожала в Душамбе, за роды заплатили 600 долларов, плюс отдельно заплатили медсестре около 30 долларов.  Если у роженицы нет денег, то рожать на улице ее, конечно, не оставят, но отношение может быть не очень хорошим.

Выписка из роддома проходит очень торжественно, много гостей, друзей, которые хотят поздравить новоиспечённых родителей.  Если рождается мальчик, то отец ребенка делает подарки медперсоналу, сейчас чаще дарят деньгами.

В первые дни после выписки приходит врач, затем до двух месяцев еженедельно приходит медсестра.  Все посещения медиков оплачиваются из государственного бюджета.  Родители ничего не платят.  На все назначенные врачом приемы необходимо обязательно являться.

Прививки делаются пожеланию, однако в последнее время проводится много государственных программ по вакцинации детей до 9 лет.

Дети Таджикистана. Фото с сайта http://life.ansor.info/deti_tajikistana/

Согласно статистике, больше  5% таджикских женщин рожает дома. Многие игнорируют советы и предписания врачей, боятся, что, если ребенка до 40 дней отроду увидит незнакомый человек, то его могут сглазить.  В случае, если ребенок заболел, всегда можно вызвать скорою помощь, она приезжает достаточно быстро, однако в маленьких городах и деревнях люди больше верят народным лекарям, нежели врачам.

Когда женщина уходит в декрет, она получает выплату, равную средней месячной сумме ее заработка за последние полгода, а до полутора лет получает «детские» выплаты. Они могут быть равны 100% заработной платы, дополнительно может получать 40 сомони, это около 4,5 долларов.  

Дата публикации 13.07.2017 Автор статьи: Ольга Фатеева

materinstvo.ru

Беременность и роды в разных странах. Греция | Материнство

10 лет назад я была вожатой в одном из детских лагерей в Греции.  Гостиницу, в которой мы жили, обслуживали студенты из разных стран бывшего СССР. Конечно, за три месяца  работы мы успели все перезнакомиться и подружиться. В конце августа мы все уехали домой, и продолжили общаться в социальных сетях. 

Юля – одна из тех девочек, с кем я успела подружиться в лагере. Сама она из Молдавии, но уже много лет живет в Греции, на острове Родос.  В этой замечательной стране Юля вышла замуж, родила сына, а совсем скоро у них родится дочь.

В Греции есть женские консультации, которые очень похожи на наши.  За два-три дня до приема необходимо записаться в регистратуре.  При первом посещении выдается направление на анализы: ВИЧ, группу крови, общий анализ крови. В Греции в отличие от России, мочу беременные сдают только два раза за всю беременность, при постановке на учет и в 7 месяцев.  Юля  стояла на учете в обычной поликлинике, ее врач много лет назад  приехала из  Казахстана в  Грецию. На каждом приеме производят осмотр и УЗИ. Узких  специалистов проходят по  медицинским показаниям.    В начале  беременности  прием раз  в месяц,  после 30 недели  раз в 2-3 недели.

На 16-20 неделе сдается развернутый анализ,  который на простом языке называется «на уродство».  Если случилось так, что у  ребенка есть  отклонения в развитии,  то предлагают  прерывание беременности. Если есть с особенности развития,  например синдром Дауна,  то женщину сначала консультируют узкие  специалисты,  которые могут предоставить  исчерпывающую  информацию по заболеванию, затем разговор с  психологом, на беременную  никто не давит, решение принимает сама.  На прием к врачу можно приходить с  мужем или мамой,  но очень мало кто так поступает, обычно женщины приходят сами.   Для будущих мам есть  курсы, на которых учат,  как вести себя в родах,  как  ухаживать  за  ребенком.  Посещают их совершенно бесплатно и по желанию.

Если у  беременной  есть какие-то проблемы со здоровьем, то ей выдают рецепт на медикаменты,  в исключительных случаях госпитализируют. У Юли не было отеков, и говорит, что никогда не слышала, чтобы  с ними как-то боролись или они были причиной  отправления в стационар.

Роды в Греции

В дородовое  отделение беременная попадает  после 40 недель,  заранее  стараются не класть.  На роды  можно пригласить своего врача,  допускается присутствие кого-то из родственников.   Неосложненные роды принимает акушерка, КС  делает врач.  Естественные роды  обезболивают по желанию и по показаниям. В роддоме  кормят, если нет медицинских показаний к лечебному питанию,  то в еде нет ограничений – разрешают есть все.  После  естественных  родов  ребенка приносят на совместное  пребывание через 3-4 часа, если есть необходимость, ребенка забирают  в детское  отделение для оказания помощи.   Для роженицы роды  бесплатные,  все расходы покрывает страховка.  Если ее нет или женщина решает рожать на коммерческой  основе,  то в среднем это обойдется в 600 евро,  прием врача 8 евро,  а размещение в палате на четырех  человек  - 20 евро.

В роддомах борются за грудное вскармливание. Если у женщины есть желание кормить ребенка грудью,  показывают, как правильно прикладывать  ребенка. Но если  дома возникнут какие-то вопросы,  то необходимо самим ехать в больницу,  врач или специалист по вскармливанию на дом не приезжает.  Многие гречанки отказываются кормить грудью, а врачи особо и не настаивают.

Прививки в Греции обязательные. Первую,  аналог нашей БЦЖ, делают еще в роддоме, за остальными необходимо ехать  в поликлинику согласно установленному  прививочному календарю.

Выписки  в  роддоме  проходят буднично, без  фотографов,  шаров.

Дома с новорожденным

Участковых врачей или патронажных сестер  в Греции нет,  никто не  приходит на дом и не проверяет здоровье ребенка.  Если  ребенок заболевает,  то необходимо самостоятельно ехать  в  больницу на прием.  Каждый прием для семьи обходится в 20 евро.

Социальные выплаты

В  Греции декретом называют больничный  на 50 дней до родов и 50 дней после них.  По рождению ребенка  женщина получает единовременную выплату,  ее стоимость зависит от страховки и заработной платы,  в среднем это 2 000 евро – на этом выплаты заканчиваются.  В отпуске по уходу  за ребенком женщина находится около года,  потом многие берут нянь,  а сами выходят на работу.  В детские  сады детей отдают в 3,5 - 4 года, в Греции они бесплатны. 

Дата публикации 19.05.2017 Автор статьи: Ольга Фатеева

materinstvo.ru