Беременность как допинг в большом спорте. Допинг при беременности


Беременность как допинг - ЭкспертРУ

В гонке за победой все средства хороши. Кроме химического допинга, разрушающего организм, тренеры и спортивные специалисты готовы использовать и особенности человеческого организма. Активный секс перед серьезным соревнованием в женском спорте - тоже, оказывается, способ улучшить результат. А когда стало ясно, что физические возможности женщин на ранних сроках беременности существенно повышаются, в спорте появился даже термин "принудительная беременность". С последующим абортом, естественно…

Сначала был секс

Ради рекордов тренеры готовы пойти на многое. В 60-х годах XX века специалисты заметили, что в период полового созревания атлеты буквально переполнены энергией и эмоциями. Оказалось, что влюбленность позволяет спортсменке заметно повысить свои показатели. И в СССР, а затем и в ГДР это чувство решили поставить на службу большому спорту. Девушки, за которыми раньше строго присматривали, получили чуть больше свободы и стали бегать на свидания чаще, чем раз в месяц. Результаты превзошли все ожидания! Через некоторое время наличие романов у молодых спортсменок стало буквально обязательным. Для этого прибегали к самым разнообразным средствам: например, занимались индивидуальным сводничеством или проводили совместные сборы гимнасток и футболистов.

Но без присмотра пары не оставляли — очень скоро специалисты обнаружили, что любовь любовью, но секс стимулирует еще лучше, поскольку положительно влияет на работу гипофиза, повышает уровень тестостерона, расслабляет напряженные мышцы… Пловчихи и бегуньи после ночи любви проходили дистанцию намного быстрее, а синхронистки, фигуристки и гимнастки выполняли упражнения более выразительно.

Когда этот факт был установлен, тренеры принялись в прямом смысле тушить свет и всячески давить на своих подопечных.

Случалось, конечно, что пару для пловчихи или гимнастки подобрать было нельзя: не сезон был на молодых людей, или расписания не совпадали… Но тренерам и это было нипочем: законов, защищающих права женщин вообще и спортсменок в частности, практически не было. Поэтому стал чрезвычайно популярен «фаворитизм», когда тренер собственными силами формировал у подопечной тот самый «эмоциональный заряд». Интересно, что сами девушки не расценивали такое поведение как непристойное или, не дай бог, противозаконное — наставник, с которым они проводили все свое время, был для них близким человеком.

И хотя ГДР и СССР уже давно нет, их «формула успеха» не забыта: в 1997 году старшего тренера олимпийской сборной Англии по плаванию Пола Хиксона обвинили в развращении 11 несовершеннолетних спортсменок — его воспитанниц. Когда на суде Хиксону дали слово, он сказал, что лишь желал побед для своих девочек. Странно, но судей это почему-то не проняло.

Зародыш как ядерная бомба

Влюбленность, конечно, дело хорошее, но тренерам хотелось найти какое-нибудь средство, которое бы служило не только стимулом, но и мощным естественным допингом.

И оно было найдено. Оказалось, что на ранних стадиях беременности в женском организме вырабатывается вещество под названием хорионический гонадотропин человека, которое действует как гормон роста, то есть значительно улучшает физическое состояние женщины.

Более того, во время беременности усиливается циркуляция крови, повышается уровень андрогенов и гормонов, увеличивается дыхательный объем и легочная вентиляция, накапливается белок. Все это удивительным образом отвечает потребностям тех видов спорта, достижения в которых зависят в первую очередь от аэробной выносливости— то есть бега, плавания, равнинных лыж, гребли. Однако воспользоваться новой методой поспешили и специалисты в других спортивных дисциплинах.

Гимнастка Ольга Карасева, выигравшая на Олимпиаде 1968-го года золотую медаль в командном первенстве, призналась позже, что перед турниром под давлением тренера сперва забеременела от своего возлюбленного, а затем сделала аборт.

Аборт — важная деталь отлаженного механизма «легального допинга». Можно, конечно, не прерывать беременность, но тогда на карьере можно сразу ставить если не крест, то кляксу. Ведь после родов придется восстанавливаться, а конкурентки времени терять не будут. Поэтому сердобольные тренеры и госчиновники всегда оставляли своим подопечным выбор. Что ж они — звери какие?

Если спортсменка решала рожать, то она запросто могла сделать это после турнира. Главное было забеременеть за три месяца до его начала. Как раз к этому сроку в организме накапливается большой запас энергии — женщина становится вдвое выносливее и сильнее. А за нагрузки можно не беспокоиться: стоит лишь убрать упражнения на пресс и прибавить на ноги.

Обычная женщина вряд ли вынесет нечто подобное, но для профессиональной спортсменки ежедневные тренировки, строгое соблюдение режима, диета — дело привычное. У них беременность проходит даже легче, чем у нетренированных женщин. В общем — рай для будущих матерей, да еще и золотую медаль получить можно.

Немало девушек положили на алтарь спортивных побед своих нерожденных детей. Им казалась естественной тренерская установка: «беремен-ность или исключение из команды»

Именно поэтому даже сейчас почти на каждом крупном соревновании в списках участниц можно найти девушек в интересном положении. Беременными участвовали в Олимпийских играх в Турине немецкая скелетонистка Диана Сартор и российская лыжница Лариса Куркина, а шведка Анна-Карин Олофссон — в чемпионате мира 2008 года по биатлону. Не в одиночку выиграла Олимпийские игры гимнастка Лариса Латынина, и финка Лийса Вейялайнен завоевала золотую медаль на чемпионате мира по спортивному ориентированию как раз на исходе того самого третьего месяца. Но удача улыбается далеко не всем. Например, на Олимпиаде 1988 года в Сеуле фаворитка соревнований двукратная олимпийская чемпионка по стрельбе Марина Логвиненко заняла только третье место в одном из пистолетных упражнений: из-за жуткого токсикоза ее без конца выворачивало наизнанку.

Обычно спортсменки отказываются рассказывать о своем положении. Из суеверия, думают многие. Но только ли? Стоит задать кому-нибудь из них вопрос о беременности как допинге, у них сразу находятся другие темы для разговора, важные встречи и запланированные интервью.

 Немало девушек положили на алтарь спортивных побед своих нерожденных детей. По признанию той же Карасевой, таких, как она, были десятки. Им казалась естественной тренерская установка: «беременность или исключение из команды». Среди тех, кто отдает спорту всю жизнь, всегда найдется немало желающих рискнуть не только собой.

Фото: Rex/Fotobank

expert.ru

Беременность как допинг в большом спорте

К написанию этой статьи меня подтолкнула мелодрама «Легальный допинг» (2013, Россия), которую я посмотрела по интернету. Биатлонистка ради олимпийской медали, когда уже отнюдь не юный возраст мешал подняться на пьедестал, решилась на «договорную беременность». Гормональный взрыв, открывшееся второе дыхание и эмоциональный подъем помогли ей попасть в сборную, в итоге ее команда получила долгожданное «золото». После триумфа у нее было два варианта: родить ребенка или сделать аборт и продолжить спортивную карьеру. Для героини все закончилось хэппи-эндом (кто захочет, посмотрит фильм), но речь сейчас не об этом. Я, будучи далека от мира спорта и сама – дважды мама, никогда не слышала о подобном пути к вершинам Олимпа. Делюсь с вами информацией…

Счастливые мамы

Официально представляют 11 спортсменок, выступавших на Играх с беременностью, в основном на стыке I и II триместра, и благополучно родивших малышей в назначенное природой время. Так, в Пекине-2008 Катержина Эммонс (Чехия) завоевала золото в пулевой стрельбе, находясь на 4-м месяце. В Турине-2006 Лариса Куркина (Россия) пробежала лыжную эстафету и выиграла золотую медаль; она находилась на 3-м месяце беременности. А канадка Кристи Мор выступала в запасном составе сборной по керлингу в Ванкувере-2010 на 8-м месяце; ее команда получила серебро.

Но самая известная спортсменка, завоевавшая медали, нося в животе ребенка, – это советская гимнастка Лариса Латынина. Девятикратная чемпионка Олимпиады, она вошла в Книгу Рекордов Гиннеса как обладательница наибольшего количества олимпийских медалей, и удерживала это звание до 2012 г. (ее обошел американский пловец Майкл Фелпс). В 1958 году 23х-летняя Лариса стала абсолютной чемпионкой мира, находясь на 4-м месяце беременности. Из ее последующих интервью известно, что новость о беременности стала для нее неожиданной радостью, и предстоящий Чемпионат Мира мог стать завершением ее карьеры в спортивной гимнастике, поэтому она решила полностью выложиться на нем. О ее беременности знали только муж и врач. Мировое первенство Лариса выиграла, родила дочь, и после этого у Латыниной началась «золотая» пора – победы доставались ей с легкостью, которой не было до беременности.

Беременность – легальный допинг

Возможно, именно феномен Латыниной и других спортсменок подтолкнул врачей и тренеров сборных команд к использованию беременности как способа достижения победы. С самого зачатия организм женщины перестраивается, открываются недоступные ранее резервы организма: появляется еще один круг кровообращения, улучшается деятельность сердца, увеличивается объем легких. С ростом гормона ХГЧ (именно он подсказывает нам о беременности на тест-полосках), который достигает максимума на 7–11 неделе и потом снижается, увеличиваются силовые способности женщин, выносливость и болевой порог. Таким образом, натуральный гормон, который не запретишь никаким законом и допинг-контролем, тренированному организму позволяет легче переносить физические нагрузки. Еще один плюс, по мере роста ребенка увеличивается его потребность в кислороде, у матери растет объем плазмы крови, становится интенсивнее циркуляция крови.

Никто из тренеров и врачей не афиширует, что для достижения высших наград иногда «стимулировали» спортсменок на беременность, подгадывая соревнования на 10–11 неделю беременности, и потом делая им аборт. После 12-й недели риск для здоровья матери и ребенка превышает ожидание возможной победы, усиленные тренировки становятся небезопасны. И вот здесь наступает время выбора, что делать – рожать ребенка и поставить под сомнение будущую карьеру, или прервать беременность и остаться в спорте. В Советском Союзе спортсменкам давали право выбора, а в ГДР девушек (пловчих, гимнасток, легкоатлеток) вынуждали беременеть перед ответственными соревнованиями – Чемпионатами и Олимпиадами. Это вызывало огромный эмоциональный и физический подъем, что приводило к высоким спортивным результатам, а потом их принудительно направляли на аборт. После прерывания беременности еще почти год деятельность надпочечника и всей эндокринной системы активизирована, это позволяло мобилизовать все возможности организма. После падения Берлинской стены десятки бывших немецких спортсменок признались, что чиновники от спорта искалечили им жизнь, медали стоили им бесплодия. Несмотря на это, они не бросили спорт, ведь столько карьеристов-фанатов, сколько их здесь, нет ни в одной другой сфере деятельности.

Ради рекордов и медалей люди готовы на все. С другой стороны, подозревать всех в «договорной» беременности нельзя, ведь вынашивание ребенка – естественный для женщины процесс, и у спортсменок тоже есть мужья, любимые, планы на будущее и желание иметь детей.

prozdo.ru

Чепалова использовала беременность в качестве допинга

LA Times: Чепалова использовала беременность в качестве допинга LA Times: Чепалова использовала беременность в качестве допинга НТВ-Плюс

На Олимпиаде-2006 атлеты имеют возможность воспользоваться сомнительными способами для достижения лучших спортивных результатов, отмечает американская газета Los Angeles Times (полный текст на сайте Inopressa.ru).

Во время зимней Олимпиады в Солт-Лейк-Сити в 2002 году российская лыжница-гонщица Юлия Чепалова была беременна. Одно из российских информационных агентств восприняло это как хорошую новость, написав через два месяца после Олимпиады, что беременность Чепаловой стала "самой интересной новостью светской жизни в мире спорта".

Однако медикам давно известно, что беременность может значительно улучшить спортивные результаты. Дело в том, что во время беременности в крови повышается содержание красных кровяных телец, несущих кислород, что значительно улучшает выносливость организма. Чепалова, которую тогда не обвинили ни в каких нарушениях, завоевала на Олимпиаде в 2002 году три медали: бронзовую - в командных состязаниях на трассе 15 км свободным стилем, серебряную - в командных состязаниях на трассе 10 км классическим стилем и золотую - в индивидуальном спринте.

Сейчас, когда Олимпиада-2006 вступает в свой шестой день, спортсмены имеют возможность использовать самые различные средства для улучшения своих результатов. После громких допинговых скандалов прошлых лет и принятия Международного антидопингового кодекса спортивные и правительственные чиновники стараются не допускать к соревнованиям спортсменов, использующих незаконные способы добиться лучших результатов.

Спортсмены же используют все средства, которые им подсказывает человеческое воображение. Они обращаются к знахарям, используют специальные диеты, как индонезийская бегунья Рувияти, которая сидела на "мышечной вегетарианской" диете и позже приписала ей свою победу на марафонской дистанции. В спортивных журналах и на интернет-сайтах описываются такие способы повышения спортивных результатов, как "употребление в пищу пчелиной пыльцы" и система "допинга-аборта".

Порой спортсмена помещают спать в барокамеру для улучшения его выносливости. Не говоря уже об инъекциях всевозможных препаратов для улучшения функций организма. Например, чтобы улучшить свойства коленного сустава, спортсмену делают укол в область колена, вводя вещество, которое присутствует в составе раствора для полоскания рта.

www.newsru.com

Спорт: Беременность как допинг

Сначала был секс

Ради рекордов тренеры готовы пойти на многое. В 60-х годах XX века специалисты заметили, что в период полового созревания атлеты буквально переполнены энергией и эмоциями. Оказалось, что влюбленность позволяет спортсменке заметно повысить свои показатели. И в СССР, а затем и в ГДР это чувство решили поставить на службу большому спорту. Девушки, за которыми раньше строго присматривали, получили чуть больше свободы и стали бегать на свидания чаще, чем раз в месяц. Результаты превзошли все ожидания! Через некоторое время наличие романов у молодых спортсменок стало буквально обязательным. Для этого прибегали к самым разнообразным средствам: например, занимались индивидуальным сводничеством или проводили совместные сборы гимнасток и футболистов.

Но без присмотра пары не оставляли — очень скоро специалисты обнаружили, что любовь любовью, но секс стимулирует еще лучше, поскольку положительно влияет на работу гипофиза, повышает уровень тестостерона, расслабляет напряженные мышцы… Пловчихи и бегуньи после ночи любви проходили дистанцию намного быстрее, а синхронистки, фигуристки и гимнастки выполняли упражнения более выразительно.

Когда этот факт был установлен, тренеры принялись в прямом смысле тушить свет и всячески давить на своих подопечных.

Случалось, конечно, что пару для пловчихи или гимнастки подобрать было нельзя: не сезон был на молодых людей, или расписания не совпадали… Но тренерам и это было нипочем: законов, защищающих права женщин вообще и спортсменок в частности, практически не было. Поэтому стал чрезвычайно популярен «фаворитизм», когда тренер собственными силами формировал у подопечной тот самый «эмоциональный заряд». Интересно, что сами девушки не расценивали такое поведение как непристойное или, не дай бог, противозаконное — наставник, с которым они проводили все свое время, был для них близким человеком.

И хотя ГДР и СССР уже давно нет, их «формула успеха» не забыта: в 1997 году старшего тренера олимпийской сборной Англии по плаванию Пола Хиксона обвинили в развращении 11 несовершеннолетних спортсменок — его воспитанниц. Когда на суде Хиксону дали слово, он сказал, что лишь желал побед для своих девочек. Странно, но судей это почему-то не проняло.

Зародыш как ядерная бомба

Влюбленность, конечно, дело хорошее, но тренерам хотелось найти какое-нибудь средство, которое бы служило не только стимулом, но и мощным естественным допингом.

И оно было найдено. Оказалось, что на ранних стадиях беременности в женском организме вырабатывается вещество под названием хорионический гонадотропин человека, которое действует как гормон роста, то есть значительно улучшает физическое состояние женщины.

Более того, во время беременности усиливается циркуляция крови, повышается уровень андрогенов и гормонов, увеличивается дыхательный объем и легочная вентиляция, накапливается белок. Все это удивительным образом отвечает потребностям тех видов спорта, достижения в которых зависят в первую очередь от аэробной выносливости— то есть бега, плавания, равнинных лыж, гребли. Однако воспользоваться новой методой поспешили и специалисты в других спортивных дисциплинах.

Гимнастка Ольга Карасева, выигравшая на Олимпиаде 1968-го года золотую медаль в командном первенстве, призналась позже, что перед турниром под давлением тренера сперва забеременела от своего возлюбленного, а затем сделала аборт.

Аборт — важная деталь отлаженного механизма «легального допинга». Можно, конечно, не прерывать беременность, но тогда на карьере можно сразу ставить если не крест, то кляксу. Ведь после родов придется восстанавливаться, а конкурентки времени терять не будут. Поэтому сердобольные тренеры и госчиновники всегда оставляли своим подопечным выбор. Что ж они — звери какие?

Если спортсменка решала рожать, то она запросто могла сделать это после турнира. Главное было забеременеть за три месяца до его начала. Как раз к этому сроку в организме накапливается большой запас энергии — женщина становится вдвое выносливее и сильнее. А за нагрузки можно не беспокоиться: стоит лишь убрать упражнения на пресс и прибавить на ноги.

Обычная женщина вряд ли вынесет нечто подобное, но для профессиональной спортсменки ежедневные тренировки, строгое соблюдение режима, диета — дело привычное. У них беременность проходит даже легче, чем у нетренированных женщин. В общем — рай для будущих матерей, да еще и золотую медаль получить можно.

Именно поэтому даже сейчас почти на каждом крупном соревновании в списках участниц можно найти девушек в интересном положении. Беременными участвовали в Олимпийских играх в Турине немецкая скелетонистка Диана Сартор и российская лыжница Лариса Куркина, а шведка Анна-Карин Олофссон — в чемпионате мира 2008 года по биатлону. Не в одиночку выиграла Олимпийские игры гимнастка Лариса Латынина, и финка Лийса Вейялайнен завоевала золотую медаль на чемпионате мира по спортивному ориентированию как раз на исходе того самого третьего месяца. Но удача улыбается далеко не всем. Например, на Олимпиаде 1988 года в Сеуле фаворитка соревнований двукратная олимпийская чемпионка по стрельбе Марина Логвиненко заняла только третье место в одном из пистолетных упражнений: из-за жуткого токсикоза ее без конца выворачивало наизнанку.

Обычно спортсменки отказываются рассказывать о своем положении. Из суеверия, думают многие. Но только ли? Стоит задать кому-нибудь из них вопрос о беременности как допинге, у них сразу находятся другие темы для разговора, важные встречи и запланированные интервью.

 Немало девушек положили на алтарь спортивных побед своих нерожденных детей. По признанию той же Карасевой, таких, как она, были десятки. Им казалась естественной тренерская установка: «беременность или исключение из команды». Среди тех, кто отдает спорту всю жизнь, всегда найдется немало желающих рискнуть не только собой.

Фото: Rex/Fotobank

www.rusrep.ru

Капканы допинга | Большой спорт — журнал Алексея Немова

Все началось с трех литров минерального напитка, которые мы должны были выпить в течение дня.

«Все началось с трех литров минерального напитка, которые мы должны были выпить в течение дня. После третьей тренировки у всех игроков начался понос. Каждое утро вместе с минеральным напитком мы глотали кучу таблеток: железо, магний, витамин В в самых больших дозах, витамин Е, пару гормончиков для привыкания к высоте. Кроме таблеток, ливнем хлестали уколы. Сам профессор Дизен сделал нам 3000 инъекций». Так описывает подготовку сборной Германии к чемпионату миру в Мексике вратарь Харальд Шумахер в своей книге «Свисток к началу игры», откровенно и подробно рассказавший правду об использовании допинга в Бундеслиге. Шумахера всегда особенно возмущал тот факт, что в большинстве случаев спортсмены не были проинформированы о последствиях приема препаратов, которые им давали.

Вокруг применения допинга разворачивается настоящая холодная война, в которой одна сторона готова ради достижения цели на все, а другая вкладывает огромные средства, стремясь вернуть игре чистоту. Уровень технологий и объем инвестиций неуклонно растут. Но чем дальше, тем проще оступиться в самом неподходящем месте.

Полное неведение

Взгляд на упаковку часто сбивает с толку. Любая фармацевтическая компания может придумать какое угодно название лекарства – и оно не будет совпадать с теми, которые имеются в запрещенном списке Всемирного антидопингового кодекса. Так, в организме российской лыжницы Ольги Пылевой на последней зимней Олимпиаде нашли корфедон. Оказалось, что отечественный препарат феноторопил, который принимала спортсменка, – это полный аналог запрещенного вещества. Ситуация почти комичная, если бы не испорченная карьера лыжницы. А ведь достаточно было просто того, чтобы врач знал химический состав препарата, который он давал.

Впрочем, фармацевтика бывает еще более коварной. Всемирное антидопинговое агентство предостерегает атлетов от применения пищевых добавок. Их состав настолько сложен и непредсказуем, что спортсмен рискует быть пойманным на применении запрещенных веществ. Чаще всего это бывает нандролон. Происходит это из-за неполного контроля технологии изготовления, когда в результате сложного и многоступенчатого синтеза в препарате оказывается несанкционированное вещество. При невозможности положиться на производителя единственный выход – отказ от посторонней «химии» вообще.

Подобные неприятности возможны и при приеме обычных лекарств. К тому же у организма с ними всегда свои, особые отношения. Любое постороннее вещество тут же подвергается переработке и расщеплению с одной лишь целью – поскорее избавиться от лишнего. В результате в крови после приема таблетки может находиться целый коктейль из самых разных веществ. И совершенно необязательно, чтобы одно из них было допингом. Оно просто может дать в лаборатории реакцию, аналогичную реакции с запрещенным веществом. И убедить в своей невиновности и избежать дисквалификации будет потом практически невозможно.

Сознательный риск

Спортсмен, принимающий допинг намеренно, знает, что в случае допинг-пробы он может быть дисквалифицирован. Но почти никогда не думает о фатальных последствиях. Датский велосипедист Кнут Йенсен умер во время Олимпиады в Риме в 1960 году. При вскрытии обнаружили амфетамины. Это был первый случай смерти от стимуляторов. Употребление подобных препаратов может вызвать такое истощение, что организм не выдерживает нагрузок. Сейчас запрещены многие стимуляторы, а применение некоторых ограничено (например, для кофеина недопустимая доза соответствует 3–4 чашкам крепкого кофе). Даже «аккуратное» использование стимуляторов может вызывать нарушение координации, бессонницу, дрожание рук и ног, неожиданную агрессию и зачастую небезопасное для жизни нарушение ритма сердца.

Еще одна популярная разновидность допинга – анаболики, или анаболические стероиды. Соблазн пойти по пути их применения действительно очень велик, так как они позволяют быстро нарастить мышечную массу, увеличить силу и улучшить скоростные качества. В сущности, это мужской половой гормон тестостерон, измененный таким образом, что способность наращивать мышцы возрастает многократно. Правда, в большом спорте анаболики уже широко не применяются, так как обнаружить их в лаборатории сегодня не составляет особого труда. Однако многие любители продолжают их принимать «для себя». В результате получают выпадение волос, жирную кожу, огрубение голоса. У женщин эти эффекты выражены ярче, к тому же они могут сопровождаться чисто женскими проблемами – бесплодием, фригидностью.

Другой доступный вид допинга – диуретики, или мочегонные средства. Они позволяют быстро выводить из организма большие объемы жидкости. Обычно это нужно в тех видах спорта, где существуют весовые категории. С помощью диуретиков можно перейти в «более легкую» категорию, сохраняя при этом прежний уровень подготовки. Примерно то же бывает с человеком, попавшим в пустыню без запасов воды. В результате возникают пониженное давление, судороги и перебои в работе сердца, вплоть до смертельных случаев. Относительно безопасным, но очень болезненным осложнением могут быть приступы подагры.Возможно, самым «модным» на сегодня препаратом можно назвать эритропоэтин, который нельзя обнаружить обычными методами. Появившееся в 1980 году лекарство для лечения малокровия тут же стало использоваться и на соревнованиях, настолько был велик соблазн улучшить кислородное питание мышц благодаря повышенному уровню гемоглобина. Однако вскоре обратили на себя внимание несколько случаев смерти велосипедистов во сне. Позже выяснилось, что и при более сдержанном применении препарата появляются повышенное давление, дефицит железа – заболевание, похожее на грипп, – и тромбозы, которые в отдельных случаях могут оказаться смертельными. Из мелких неприятностей можно отметить учащенное сердцебиение и тошноту.

«Честная» игра

Бюджет Всемирного антидопингового агентства составляет примерно 20 миллионов долларов. Кроме того, различные организации – от Евросоюза до спортивных комитетов – регулярно выделяют миллионы долларов на специальные антидопинговые программы, целью которых является эффективное выявление в лабораториях случаев применения допинга. Но лаборатории можно обмануть.Самый простой способ – разбавить допинг с диуретиком. В большом объеме мочи, выделившейся на фоне применения мочегонного, найти несанкционированное вещество значительно труднее. Тем более что от запрещенного препарата в ней и так остаются еле уловимые следы. Именно поэтому диуретики давно внесены в «черный список» в тех видах спорта, где сбрасывать вес совершенно необязательно. На них тоже обязательно берутся пробы. А вот что практически невозможно проконтролировать в лаборатории, так это то, сколько спортсмен выпьет жидкости. Цель у него будет та же – разбавить допинг. Вот почему в последнее время измеряют и общую концентрацию мочи.

Но существуют вещества, которые просто не пускают в мочу допинг. Известно, что фобенецид блокирует поступление в нее тех же анаболиков. Получается, что организм может быть напичкан допинг-средствами до предела, а в моче, сданной на анализ, нет ничего. Правда, и фобенецид уже тоже попал в список запрещенных препаратов, однако спортсмены пошли дальше, придумав простой, но очень эффективный способ. Они сдают чужую мочу, вводя ее себе с помощью очень неприятной манипуляции – катетеризации мочевого пузыря. Попытка борьбы с данным приемом сводится к тому, что пробы берутся в самый неподходящий для потенциального фальсификатора момент.

Однако варианты маскировки на этом не заканчиваются. Те, кто готов идти на большой риск, пользуются препаратами, которые изменяют данные лабораторных анализов, скрывая применение запрещенных веществ. Например, небезызвестный бромантан имеет свойство действовать таким образом, что выявить факт применения анаболиков становится значительно сложнее, а иногда и практически невозможно. Поэтому бромантан также запрещен. Проблема усугубляется тем, что это вещество может неожиданно исчезать или появляться в организме, ускользая тем самым от лабораторного контроля. А раз не заметили бромантан, то анаболики тоже «не поймают».

Но самым надежным способом обмана лабораторий, пожалуй, сегодня является прием эритропоэтина. Дело в том, что в любом организме существует совершенно аналогичное естественное вещество, которое участвует в образовании гемоглобина. Поэтому обнаружить такое же, но введенное искусственно, необычайно сложно. Сейчас ориентируются просто на высокий уровень гемоглобина, считая, что если его слишком много, то это неспроста. В результате от санкций страдают те спортсмены, у которых уровень гемоглобина высок от природы. Впрочем, уже разработан метод определения эритропоэтина, основанный на тончайших различиях, но он необычайно дорогостоящ. К тому же он требует около литра мочи, получить которую в таком количестве, разумеется, практически невозможно.

Допинг-беременность

Пожалуй, одним из самых ужасных способов манипуляции телом спортсменок является «допинг-беременность». Известно, что в период беременности количество крови в организме женщины увеличивается на 40 процентов, повышается уровень эритроцитов и усиливается сопротивляемость организма. Учитывая эти показатели, был разработан уникальный метод стимуляции спортсменок – искусственное оплодотворение за полтора-два месяца до соревнований. Непосредственно перед стартами беременность прерывается, но организм продолжает еще несколько дней работать в особом режиме.

Точных данных о том, в какой степени этот метод практикуется, нет, но показательно, что в конце 1980-х в Страсбурге состоялся конгресс гинекологов, на котором одной из важнейших тем стала проблема допингового планирования беременности.

Допинг-эпидемия

Необратимое сужение артерий, питающих головной мозг,– такой, по заключению врачей, была причина смерти бывшего футболиста Fiorentina Пьера Лонгони, неожиданно скончавшегося в марте 2006 года. Этот диагноз дал пищу новым разговорам о том, что проблемы со здоровьем игроков этого итальянского клуба вызваны применением допинга. По мнению независимых экспертов, причиной болезни вполне могло стать употребление препаратов Cortex и Micoren, которые давал игрокам медицинский штаб Fiorentina.

За последние 19 лет, кроме Лонгони, скончались еще три футболиста клуба, и их смерти также могут быть связаны с применением допинга. В 1987 году в возрасте 39 лет от лейкемии умер Бруно Беатриче, в 2003-м – от сердечного удара скончался 56-летний Нелло Сальтутти. Наконец, в ноябре 2004 года от рака миндалевидной железы в возрасте 59 лет ушел из жизни Уго Ферранте (59 лет). Кроме того, несколько бывших игроков Fiorentina страдают от заболеваний, причиной которых также могло стать употребление упомянутых препаратов.

www.bolshoisport.ru

Секс и Беременность как легальный допинг

В гонке за победой все средства хороши. Кроме химического допинга, тренеры и спортивные специалисты готовы использовать и особенности человеческого организма. Активный секс перед серьезными соревнованиеми в женском спорте — тоже, оказывается, способ улучшить результат. А когда стало ясно, что физические возможности женщин на ранних сроках беременности существенно повышаются, в спорте появился даже термин «принудительная беременность». С последующим абортом, естественно…

Ради рекордов тренеры готовы пойти на многое. В 60-х годах XX века специалисты заметили, что в период полового созревания атлеты буквально переполнены энергией и эмоциями. Оказалось, что влюбленность позволяет спортсменке заметно повысить свои показатели. И в СССР, а затем и в ГДР это чувство решили поставить на службу большому спорту. Девушки, за которыми раньше строго присматривали, получили чуть больше свободы и стали бегать на свидания чаще, чем раз в месяц. Результаты превзошли все ожидания! Через некоторое время наличие романов у молодых спортсменок стало буквально обязательным. Для этого прибегали к самым разнообразным средствам: например, занимались индивидуальным сводничеством или проводили совместные сборы гимнасток и футболистов.

Но без присмотра пары не оставляли — очень скоро специалисты обнаружили, что любовь любовью, но секс стимулирует еще лучше, поскольку положительно влияет на работу гипофиза, повышает уровень тестостерона, расслабляет напряженные мышцы… Пловчихи и бегуньи после ночи любви проходили дистанцию намного быстрее, а синхронистки, фигуристки и гимнастки выполняли упражнения более выразительно.

Когда этот факт был установлен, тренеры принялись в прямом смысле тушить свет и всячески давить на своих подопечных.

Случалось, конечно, что пару для пловчихи или гимнастки подобрать было нельзя: не сезон был на молодых людей, или расписания не совпадали… Но тренерам и это было нипочем: законов, защищающих права женщин вообще и спортсменок в частности, практически не было. Поэтому стал чрезвычайно популярен «фаворитизм», когда тренер собственными силами формировал у подопечной тот самый «эмоциональный заряд». Интересно, что сами девушки не расценивали такое поведение как непристойное или, не дай бог, противозаконное — наставник, с которым они проводили все свое время, был для них близким человеком.

И хотя ГДР и СССР уже давно нет, их «формула успеха» не забыта: в 1997 году старшего тренера олимпийской сборной Англии по плаванию Пола Хиксона обвинили в развращении 11 несовершеннолетних спортсменок — его воспитанниц. Когда на суде Хиксону дали слово, он сказал, что лишь желал побед для своих девочек. Странно, но судей это почему-то не проняло.

Влюбленность, конечно, дело хорошее, но тренерам хотелось найти какое-нибудь средство, которое бы служило не только стимулом, но и мощным естественным допингом.

И оно было найдено. Оказалось, что на ранних стадиях беременности в женском организме вырабатывается вещество под названием хорионический гонадотропин человека, которое действует как гормон роста, то есть значительно улучшает физическое состояние женщины.

Более того, во время беременности усиливается циркуляция крови, повышается уровень андрогенов и гормонов, увеличивается дыхательный объем и легочная вентиляция, накапливается белок. Все это удивительным образом отвечает потребностям тех видов спорта, достижения в которых зависят в первую очередь от аэробной выносливости— то есть бега, плавания, равнинных лыж, гребли. Однако воспользоваться новой методой поспешили и специалисты в других спортивных дисциплинах.

Гимнастка Ольга Карасева, выигравшая на Олимпиаде 1968-го года золотую медаль в командном первенстве, призналась позже, что перед турниром под давлением тренера сперва забеременела от своего возлюбленного, а затем сделала аборт.

Аборт — важная деталь отлаженного механизма «легального допинга». Можно, конечно, не прерывать беременность, но тогда на карьере можно сразу ставить если не крест, то кляксу. Ведь после родов придется восстанавливаться, а конкурентки времени терять не будут. Поэтому сердобольные тренеры и госчиновники всегда оставляли своим подопечным выбор. Что ж они — звери какие?

Если спортсменка решала рожать, то она запросто могла сделать это после турнира. Главное было забеременеть за три месяца до его начала. Как раз к этому сроку в организме накапливается большой запас энергии — женщина становится вдвое выносливее и сильнее. А за нагрузки можно не беспокоиться: стоит лишь убрать упражнения на пресс и прибавить на ноги.

Обычная женщина вряд ли вынесет нечто подобное, но для профессиональной спортсменки ежедневные тренировки, строгое соблюдение режима, диета — дело привычное. У них беременность проходит даже легче, чем у нетренированных женщин. В общем — рай для будущих матерей, да еще и золотую медаль получить можно.

Немало девушек положили на алтарь спортивных побед своих нерожденных детей. Им казалась естественной тренерская установка: «беременность или исключение из команды»

Именно поэтому даже сейчас почти на каждом крупном соревновании в списках участниц можно найти девушек в интересном положении. Беременными участвовали в Олимпийских играх в Турине немецкая спортсменка Диана Сартор и российская лыжница Лариса Куркина, а шведка Анна-Карин Олофссон — в чемпионате мира 2008 года по биатлону. Не в одиночку выиграла Олимпийские игры гимнастка Лариса Латынина. Но удача улыбается далеко не всем. Например, на Олимпиаде 1988 года в Сеуле фаворитка соревнований двукратная олимпийская чемпионка по стрельбе Марина Логвиненко заняла только третье место в одном из пистолетных упражнений: из-за жуткого токсикоза ее без конца выворачивало наизнанку.

Обычно спортсменки отказываются рассказывать о своем положении. Из суеверия, думают многие. Но только ли? Стоит задать кому-нибудь из них вопрос о беременности как допинге, у них сразу находятся другие темы для разговора, важные встречи и запланированные интервью.

mengen.ru

Бег и беременность

25 янв, Пн 19:37

1697

Сначала был секс!

Ради рекордов тренеры готовы пойти на многое. В 60−х годах XX века специалисты заметили, что в период полового созревания атлеты буквально переполнены энергией и эмоциями, как будто использовали допинг. Оказалось, что влюбленность позволяет спортсменке заметно повысить свои показатели и без применения допинга. И в СССР, а затем и в ГДР это чувство решили поставить на службу большому спорту. Девушки, за которыми раньше строго присматривали, получили чуть больше свободы и стали бегать на свидания чаще, чем раз в месяц. Результаты превзошли все ожидания! Через некоторое время наличие романов у молодых спортсменок стало буквально обязательным. Для этого прибегали к самым разнообразным средствам: например, занимались индивидуальным сводничеством или проводили совместные сборы гимнасток и футболистов.

Но без присмотра пары не оставляли — очень скоро специалисты обнаружили, что любовь любовью, но секс стимулирует еще лучше, поскольку положительно влияет на работу гипофиза, повышает уровень тестостерона, расслабляет напряженные мышцы. Пловчихи и бегуньи после ночи любви проходили дистанцию намного быстрее, а синхронистки, фигуристки и гимнастки выполняли упражнения более выразительно, будто используя допинг.

Когда этот факт был установлен, тренеры принялись в прямом смысле тушить свет и всячески давить на своих подопечных.

Случалось, конечно, что пару для пловчихи или гимнастки подобрать было нельзя: не сезон был на молодых людей, или расписания не совпадали. Но тренерам и это было нипочем: законов, защищающих права женщин вообще и спортсменок в частности, практически не было. Поэтому стал чрезвычайно популярен «фаворитизм», когда тренер собственными силами формировал у подопечной тот самый «эмоциональный заряд». Интересно, что сами девушки не расценивали такое поведение как непристойное или, не дай бог, противозаконное — наставник, с которым они проводили все свое время, был для них близким человеком.

И хотя ГДР и СССР уже давно нет, их «формула успеха» не забыта: в 1997 году старшего тренера олимпийской сборной Англии по плаванию Пола Хиксона обвинили в развращении 11 несовершеннолетних спортсменок — его воспитанниц. Когда на суде Хиксону дали слово, он сказал, что лишь желал побед для своих девочек. Странно, но судей это почему-то не проняло. Зародыш как ядерная бомба

Влюбленность, конечно, дело хорошее, но тренерам хотелось найти какое-нибудь средство, которое бы служило не только стимулом, но и мощным естественным допингом.

И оно было найдено. Оказалось, что на ранних стадиях беременности в женском организме вырабатывается вещество под названием хорионический гонадотропин человека, которое действует как гормон роста, то есть значительно улучшает физическое состояние женщины, подобно допингу.

Более того, во время беременности усиливается циркуляция крови, повышается уровень андрогенов и гормонов, увеличивается дыхательный объем и легочная вентиляция, накапливается белок. Все это удивительным образом отвечает потребностям тех видов спорта, достижения в которых зависят в первую очередь от аэробной выносливости— то есть бега, плавания, равнинных лыж, гребли. Однако воспользоваться новой методикой поспешили и специалисты в других спортивных дисциплинах.

Гимнастка Ольга Карасева, выигравшая на Олимпиаде 1968−го года золотую медаль в командном первенстве, призналась позже, что перед турниром под давлением тренера сперва забеременела от своего возлюбленного, а затем сделала аборт.

Аборт — важная деталь отлаженного механизма «легального допинга». Можно, конечно, не прерывать беременность, но тогда на карьере можно сразу ставить если не крест, то кляксу. Ведь после родов придется восстанавливаться, а конкурентки времени терять не будут и никакой допинг догнать их уже не позволит. Поэтому сердобольные тренеры и государственные чиновники всегда оставляли своим подопечным выбор. Что же они — звери какие?

Если спортсменка решала рожать, то она запросто могла сделать это после турнира. Главное было забеременеть за три месяца до его начала. Как раз к этому сроку в организме накапливается большой запас энергии — женщина становится вдвое выносливее и сильнее. А за нагрузки можно не беспокоиться: стоит лишь убрать упражнения на пресс и прибавить на ноги.

Обычная женщина вряд ли вынесет нечто подобное, но для профессиональной спортсменки ежедневные тренировки, строгое соблюдение режима, диета — дело привычное. У них беременность проходит даже легче, чем у нетренированных женщин. В общем — рай для будущих матерей, да еще и золотую медаль получить можно, не будучи уличённой в применении допинга.

Именно поэтому даже сейчас почти на каждом крупном соревновании в списках участниц можно найти девушек в интересном положении. Беременными участвовали в Олимпийских играх в Турине немецкая скелетонистка Диана Сартор и российская лыжница Лариса Куркина, а шведка Анна-Карин Олофссон — в чемпионате мира 2008 года по биатлону. Не в одиночку выиграла Олимпийские игры гимнастка Лариса Латынина, и финка Лийса Вейялайнен завоевала золотую медаль на чемпионате мира по спортивному ориентированию как раз на исходе того самого третьего месяца. Но удача улыбается далеко не всем. Например, на Олимпиаде 1988 года в Сеуле фаворитка соревнований двукратная олимпийская чемпионка по стрельбе Марина Логвиненко заняла только третье место в одном из пистолетных упражнений: из-за жуткого токсикоза ее без конца выворачивало наизнанку.

Обычно спортсменки отказываются рассказывать о своем положении. Из суеверия, думают многие. Но только ли? Стоит задать кому-нибудь из них вопрос о беременности как допинге, у них сразу находятся другие темы для разговора, важные встречи и запланированные интервью.

Немало девушек положили на алтарь спортивных побед своих не рожденных детей. По признанию той же Карасевой, таких, как она, были десятки. Им казалась естественной тренерская установка: «беременность или исключение из команды». Среди тех, кто отдает спорту всю жизнь, всегда найдется немало желающих рискнуть не только собой.

krasnogvardeec.ru